Джанни Версаче Внезапно Часть 3

Джанни Версаче Внезапно Часть 3

Джанни Версаче Внезапно Часть 3
Снижение цен коснулось всех коллекций. «Да, это так, поскольку потребитель стал другим во всех отношениях, — добавил Санто Версаче, — во многих странах, включая Италию, он обеднел. Деньги, запущенные в обращение в девяносто втором году, — если все пойдет хорошо, — мы увидим только через пять лет. В девяностые годы покупатель выбирал глазами и сердцем, сейчас он руководствуется рассудком и бумажником». Он обрисовал контуры биржевых сделок: «Мы говорили о конце девяносто седьмого года, но сейчас мы предполагаем начать биржевые операции на Пьяцца Аффари в начале июня девяносто восьмого года. И конечно, нас попрежнему интересует Уолл-стрит». По поводу того, что дебют на бирже откладывается, Санто Версаче пояснял: «Мы занимаемся структурными изменениями в фирме, сокращаем количество служащих и систематизируем недвижимое имущество». В то же время «Financial Times» подчеркивала, что «Версаче, при объеме продукции в 1995 году на сумму 1515 миллиардов лир и при дальнейшем увеличении объема продаж в текущем году, смог бы заявить о себе крупными инвестициями». В Милане Версаче пригласил на завтрак на виа Джезу американского издателя журналов «Wwd» и «W» Джона Фэрчайлда, и тот сделал ему комплимент: «Вы превратили вашу марку в великую марку». Мнением Фэрчайлда модельер очень дорожил: «Меня это очень обрадовало, — говорил он журналу „Panorama”,— во-первых, потому, что Фэрчайлд — человек влиятельный, и, во-вторых, потому, что он, как никто другой, держит руку на пульсе мировой моды. Конечно, я и дальше буду дизайнером фирмы Версаче, ведь я в долгу перед моими клиентами, а когда мы станем участниками биржевых торгов, то и перед теми, кто будет покупать акции нашей фирмы». В конце апреля, как писала газета «Sole. 24 ore», «Версаче выдал мандат доверия BZW (банк Barclays de Zoete Wedd) для обеспечения банковского финансирования на паях: продолжительность займа, установленная узкой группой организаций-кре- диторов, составляет три года. Сумма взноса — 100 миллиардов лир».
Двадцать пятого июня Флоренция раскрыла сюрприз, которого ждали. В рамках деятельности галереи Питти, на выставке «Immagine 52», Версаче представил коллекцию мужской моды на лето 1998 года. Показ проходил в саду Бобо- ли, там же, где и мировая премьера балета Мориса Бежара «Вагоссо Bel Canto»: сорок исполнителей труппы Бежара вышли в очень простых костюмах, придуманных Версаче, затем были показаны модели его новой коллекции, очень сдержанной, почти в духе минимализма. В ка- кой-то момент, как сюрприз в сюрпризе, на сцене появилась Наоми Кэмпбелл в костюме-тройке, разработанном Ателье для показа в Париже через несколько дней, в руке у нее был пистолет. Она сделала несколько беспорядочных выстрелов в публику, грубо нарушив гармонию музыки (Гендель, Броски, Салазар), танца и общей атмосферы. Тысячи приглашенных — журналисты, крупные покупатели, флорентийская аристократия, люди, известные в мире моды — Феррагамо, Марцотто, Дзенья, Денис Хоппер, Джулиан Шнабел, — в растерянности застыли на месте. Но это длится лишь секунду, тучи рассеиваются. Вечер имел огромный успех, гости Боболи приняли коллекцию замечательно. Версаче, Бежар и еще несколько человек в полночь поехали на легкий ужин в дом маркиза Антинори. На следующий день Бежар получил премию города Флоренция за вклад в искусство и моду, а Версаче — премию Палаццо Питти, организовавшего это мероприятие, за лучшую разработку мужского образа. (Продолжение следует)