Джанни Версаче Внезапно Часть 4

Джанни Версаче Внезапно Часть 4

Джанни Версаче Внезапно Часть 4
Вечером 26 июня Версаче присутствовал на фестивале в Равенне, в театре «Астория», на премьере балета Бежара «Messe pour le temps present», для которого он разработал костюмы. Марио Пази живо вспоминает атмосферу ужина, последовавшего за представлением: «Мы сидели за одним столиком, Бежар, Версаче и я. Когда Версаче заговорил о том, что в ближайшее время вылетает в Майами, Бежар сказал ему: „Лучше бы ты остался здесь, Джанни”. Но Версаче ответил: „Нет, я поеду. А когда вернусь, устроим грандиозный праздник у меня дома”. И, повернувшись ко мне, добавил: „Пази, приходи с женой”. До сих пор у меня перед глазами стоит эта встреча: мы с Бежаром, оба улыбающиеся, счастливые, а Версаче, наоборот, какой-то грустный, просто сердце сжимается».
Шестого июля в Париже Ателье Версаче, как обычно, открыло Дни высокой моды, главной героиней которых стала прекрасная Наоми. Топ-модель предстала в образе Теодоры, супруги императора Юстиниана. Ее одеяние навеяно Версаче его любимой античной мозаикой в церкви Сан-Аполлинаре в Равенне, оно воссоздавало ощущение имперского магнетизма благодаря невероятному металлическому трикотажу, затканному византийскими крестами. «Сила Версаче, — писала Сьюзи Менкес в „Herald Tribune”, — в том, что он как дизайнер все время экспериментирует, ищет новые направления, оставаясь при этом верным своему стилю, основанному на „красоте тела“». Газета «Wwd» в статье, озаглавленной «Перед нами женщина- вамп», писала: «Версаче всегда бросает публике вызов: его можно любить, можно ненавидеть, но оставаться равнодушным нельзя».
Джанни Версаче был просто полон проектов. Андреа Тремолада с волнением вспоминает о своей недавней встрече с Версаче в апреле, после его возвращения с ярмарки «Cosmoprof» в Болонье, где он получил первую премию за свою парфюмерию: «Мы сидели в баре отеля „Бальони”. Мы говорили о его новых проектах и о том, что фирма собирается участвовать в биржевых торгах. Джанни сказал мне: „Все, что я сделал за последние двадцать лет, ни в какое сравнение не идет с тем, что я сделаю за последующие десять11». И добавляет: «Джанни был человек необыкновенно широкой души. Если ему доводилось прочитать в „Corriere della sera“, что у кого-то плохи дела, или он узнавал, что кто-то из его сотрудников болен, он посылал к нему своих врачей и делал анонимные пожертвования». (Продолжение следует)