Джанни Версаче Внезапно Часть 9

Джанни Версаче Внезапно Часть 9

Джанни Версаче Внезапно Часть 9
Он был воплощением раскованности, щедрости, эротизма и был бесстрашным создателем нового облика человека. В соборе было множество знаменитостей, даже больше, чем когда хоронили жертв кровопролитной резни, происшедшей на пьяцца Фонтана и на виа Палестро; больше, чем на похоронах Пуччини, Тосканини, Монтале — великого музыканта, великого дирижера и великого поэта. И вот в конце девяностых город в трауре по великому человеку нашего времени. Согласно мифу, он казался неуязвимым, но был убит.
В припадке безумия или злобы, не то случайно, не то намеренно. Его хладнокровный убийца, который, возможно, и сам не понимал, на кого он поднял руку».
В середине сентября Санто, Донателла Версаче, ее муж Пол Бек и Антонио ДАмико были приглашены нотариусом Лучано Северини в его контору на пьяцца Сан-Бабила в Милане для оглашения завещания Джанни Версаче. Главной наследницей Версаче стала дочь Донателлы, одиннадцатилетняя Аллегра, которой он оставил свою долю акций предприятия, то есть 50 процентов. Ее брату Даниэлю Джанни завещал коллекцию картин Пикассо. Антонио Д’Амико получил в пользование все его дома и пожизненное содержание в 50 миллионов лир ежемесячно.
Сегодня, через двенадцать лет после его смерти, мы вновь проследили историю жизни Джанни Версаче, мы говорили с теми, кто знал его и вместе с ним работал, со всеми, кто сохранил о нем живые воспоминания, кто искренне и глубоко оплакивает его и по сей день. В том числе и я, которой повезло лично знать его как гениального создателя моды и как милого, доброжелательного человека. Среди прочих оставил воспоминания о нем, напечатанные в феврале нынешнего года в газете «Corriere della sera», Квирино Конти, модельер и писатель. Они называются: «Джанни, потерянный Дионис». Вот они:
«Это был самый обычный день. День, предопределенный судьбой, такой же, как все другие дни, без всяких примет того, что нынче дух соединится с вечностью. И вот по всему миру, от края до края, несется невыносимая весть. Никогда еще мир моды не знал такой глубокой и страшной боли. Любые слова кажутся неуместными. Неосмотрительными. Двусмысленными и пустыми. Дионис покинул свой храм. Не по своей воле. И мир погрузился в пугающее безмолвие. И так же как на закате солнца умолкает стрекотание цикад, в ту же секунду умолкли громкие звуки кимвалов, труб, колоколов, барабанов. Это был самый чувственный ритм, когда- либо слышанный среди разнообразия стилей современной эпохи. Уже сказано великое множество разных вещей. Кроме разве что одной. С уходом Джанни Версаче эпоха Стиля закончилась; и нет ничего, что могло бы ее возродить (что бы ни делали последующие руководители, а также толпы модельеров и разного рода управляющих). Как невозможно воскресить его самого. Повествование должно заканчиваться метафорой. Ее прочтут и растолкуют. Для мира моды она возникла в Майами, этом Вавилоне новейшего времени. Ведь именно здесь угасло божество, опьяненное жизнью. (Продолжение следует)