Джанни Версаче Внезапно Часть 7

Джанни Версаче Внезапно Часть 7

Джанни Версаче Внезапно Часть 7
Версаче был легким объектом, весьма привлекательной мишенью. Кананэн останется в памяти людей как один из антигероев». Кананэн застрелился 23 июля в каюте судна, пришвартованного в Майами-Бич. «Согласно официальной версии полиции, это было самоубийство, однако оно было осуществлено с такой тщательностью, которая оставляет широкое поле для сомнений, — пишет далее Коэн. — Он предпочел застрелиться, чем отдать себя в руки закона, — такой вывод делает „профи“ из ФБР, реконструируя личность серийного убийцы в бегах. Как бы то ни было, Эндрю Филипп Кананэн унес в могилу свою тайну. И мотивы своих преступлений. Это удобно для всех — преступник умолк навеки. Удобно для политиков, озабоченных поддержанием достойной репутации их города, чтобы туризм, этот немаловажный ресурс, не пошел на убыль. Удобно для ФБР и полиции Майами-Бич, виновных в неэффективных действиях по поимке преступника, — они упустили его по меньшей мере трижды, вместо того чтобы бросить на его задержание все силы».
Мир был потрясен. Мир моды погрузился в траур. Санто и Донателла Версаче поручили похороны Джанни дону Бартоломео, священнику прихода в Мольтразио, человеку, близкому их семье. На церемонии присутствовали также дети Донателлы, Аллегра и Даниэль, и дети Санто, Антонио и Франческа, горько оплакивавшие смерть своего дяди, — они все очень любили его. Семья Версаче отвезла урну в Милан, на виа Джезу, где ее поставили в специально отведенной комнате. И все мы идем туда, нас очень много, мы идем нескончаемым потоком, мы, люди мира моды. Невозможно поверить, что это случилось на самом деле. Мы чувствуем себя обязанными отдать последний долг Джанни Версаче там, где он работал, где создавал свои ослепительные модели, где творилось волшебство его незабываемых дефиле. Публичные показы всегда были более пышными, более светскими. Семья Версаче предложила включиться в работу Барбаре Витти, самой влиятельной даме в сфере «public relation» мира моды. «У меня была тогда своя студия, — вспоминает Барбара Витти. — Я работала с Версаче, устраивая культурные мероприятия, такие, как, например, выставка Аведона в палаццо Реале в тысяча девятьсот девяносто пятом году. Когда мне позвонили и сказали, что Джанни умер, я потеряла сознание. Джанни очень любил жизнь, у него было щедрое сердце, он был такой отзывчивый. Мне было бесконечно жаль Санто и Донателлу. Я приехала сразу же вслед за ними в пресс- центр, чтобы помочь им отвечать на тысячи телефонных звонков отовсюду. Они сказали мне еще из Майами: было бы хорошо отслужить заупокойную мессу в соборе. Я сказала, что сейчас же этим займусь. Я подумала о том, сколько народу захочет туда прийти, и попросила Леонардо Мондадори проводить меня после разговора с мэром города Габриэле Альбертини. Потом я направилась в собор, к дону Джанни Дзампе, архиепископу Курии, который известил меня о том, что торжественный молебен поручено провести монсеньору Анжело Мажо, протоиерею собора в Милане. Мне дали текст проповеди, который я послала Морису Бежару, чтобы он мог прочитать его. (Продолжение следует)