Джанни Версаче. Девушки S&M Часть 6

Джанни Версаче. Девушки S&M Часть 6

Джанни Версаче. Мода
Джанни Версаче. Мода

Джанни Версаче. Девушки S&M Часть 6
Однако пуританская Америка не выказала симпатий образу девушки-садомазохистки. В ноябре, когда Джанни Версаче собирался открыть в Институте технологий моды выставку «Gianni Versace Signature» (очередную версию великолепной выставки «Продуманная одежда»), на него ополчилась пресса. В «Styles», приложении к «New York Times», появилась длинная статья о его коллекции «садо-мазо» под заголовком «Шик или жестокость?». В том же духе высказалась и Холи Брубэч, обозреватель раздела моды рафинированного журнала «New Yorker», заявившая по поводу «рабынь» от Версаче: «Я возненавидела его. Я и другие женщины, присутствовавшие на дефиле, чувствовали себя просто оскорбленными. Версаче, как никто другой, своими моделями побуждает к сексуальным практикам весьма специфического толка. Женщины в придуманной им одежде производят такое впечатление, словно они хотят, чтобы мужчины хлестали их плетками». Но Версаче, писала Мария Джулия Минетти в своем репортаже в журнале «Ероса», только довольно посмеивался. Надо сказать, в той же самой статье писатель- ница-феминистка Наоми Вольф пыталась сгладить конфликт, отмечая, что, по ее мнению, «метафора садомазохизма в моде не обязательно должна унижать кого бы то ни было». Более того, две страницы полемики в «New York Times» только способствовали неоспоримому успеху. В результате на благотворительном приеме, устроенном Версаче в середине сентября, многие дамы из высшего общества были одеты в стиле «садо-мазо». Под звуки рок-н-ролла состоялось открытие «Piazza Italia» — обозрения итальянской моды и культуры, проводившегося Институтом международной торговли на Парк-авеню. Это событие, приуроченное к пятисотлетию открытия Америки, организованное Армией спасения, стало для модельера настоящей наградой. Далее последовал праздничный вечер в честь коллекции «Signature» в ресторане «Le Madri». Анна Винтур из «Vogue» пригласила около сотни друзей, и Версаче, стоя у входа, встречал каждого сияющей улыбкой. В конце концов, по словам Минетти, «Холи Брубэч написала ему (Джанни) письмо на полторы страницы, которое начиналось словами: „Дорогой Джанни, я чувствую себя совершенно убитой из-за моей статьи в «Times». Мои суждения были либо грубо искажены, либо просто вымышлены…”» (Продолжение следует )