Джанни Версаче . Деньги Часть 2

Джанни Версаче . Деньги Часть 2

Джанни Версаче. Мода
Джанни Версаче. Мода

Джанни Версаче . Деньги Часть 2
В следующем сезоне Версаче преподносит сюрприз: он предлагает удлиненный облегающий жакет, либо подчеркивающий линии женской фигуры, либо задуманный как чрезвычайно элегантная рубашка, в большинстве случаев черная, с рукавами до локтя. Модельер стремится предоставить женщине базовую основу ее гардероба; он должен быть тщательно подобран, причем с учетом скоростного ритма ее жизни, когда необходимо выглядеть безупречно и днем и вечером, не переодеваясь. Новинку окрестили неологизмом «blady» (соединение слов «блейзер» и «леди»), этот термин придумал специалист по семиотике Омар Калабрезе. «Почему ты поручаешь это мне?» — спросил Калабрезе модельера, несколько обескураженный, поскольку на придумывание термина ему была отпущена всего одна неделя. Мария Луиза Агнезе в журнале «Panorama» рассказывает, что Версаче ответил ему так: «Нам нужно самое лучшее». Короче говоря, по словам журналистки, «а кто же лучший, если не Калабрезе, ведь именно он несколько лет назад придумал названия для различных модификаций „Фиата 300“ — для автомобиля и для грузовика, — среди которых такие истинные жемчужины, как ,,Rytmo“, ,,Panda“, ,,Prizma“?» Blady — прекрасный неологизм, но просуществовал он недолго. Версаче увлекал головокружительный творческий вихрь, не позволявший ему замораживать идею в какой-то одной определенной форме. В той же коллекции, и тоже впервые, на ткани появляется набивной рисунок, предвестник эстампа, целостного рисунка, воспроизведенного с учетом линий выкройки: Версаче детально разрабатывает эту технику, и она становится характерным признаком его стиля.
С точки зрения экономической для Версаче все обстоит просто замечательно. Однако именно в тот момент, когда марка «Made in Italy» достигает кульминации продаж и триумфально шествует по миру, на рынке появляются тревожные признаки. Первым звонком стали события на Нью-Йоркской бирже: 19 октября 1987 года случилось то, что назовут «черный понедельник», когда индекс Доу-Джонса на Уолл-стрит упал более чем на 500 пунктов. За один день по всему миру сгорели колоссальные суммы. Америка очнулась от своего иллюзорного сна, в котором экономика виделась пышной, словно торт со взбитыми сливками: исчезли астрономические состояния, основанные на дутых соглашениях, от высокой производительности труда остался лишь пустой звук, и целое поколение, целый социальный слой вместе со всей своей культурой — так называемые яппи: преуспевающие, образованные, хваткие молодые люди — был обречен.  (Продолжение следует)