Джанни Версаче . Деньги Часть 3

Джанни Версаче . Деньги Часть 3

Джанни Версаче. Мода
Джанни Версаче. Мода

Джанни Версаче . Деньги Часть 3
За первое полугодие 1988 года валовой объем экспорта одежды в Соединенные Штаты падает до семи процентов. И эта тенденция усиливается. Через два года сокращение американского рынка доводит огромные универмаги Нью-Йорка, Далласа, Миннеаполиса до кризисной ситуации, во многих случаях закончившейся банкротством.
В феврале 1988 года Джанни Версаче вновь возвращает свое имя женской и мужской парфюмерной линии, перекупив ее у Ива Сен-Лорана. За год до этого тот стал владельцем косметического колосса «Charles of the Ritz». Согласно подсчетам французов, годовой объем продукции косметической линии Версаче на тот момент составлял около 20 миллиардов лир.
«То, что парфюмерия от Джанни Версаче называется его именем, — это общая тенденция,— объясняет Федерико Рампини, в то время парижский корреспондент газеты „Sole. 24 оге“.— За последнее десятилетие многие модельеры стали называть собственным именем новые косметические товары, чтобы забраться еще выше по „экономическим ступеням” известности. Ко- гда-то портные не занимались производством, распространением и продажей парфюмерии… Но с тех пор все изменилось, и тот, у кого есть средства для того, чтобы купить и запустить в продажу косметику, называет ее своим именем». Версаче мог позволить себе выпуск собственной прекрасной парфюмерии — его счета активно пополнялись. Объем продукции фирмы в денежном выражении (объем в натуральном выражении плюс то, что производится и продается с маркой Версаче другими предприятиями) достигает суммы в 390 миллиардов лир, приближаясь к цифре дома Армани. Надо сказать, список самых преуспевающих модельеров возглавляют все те же два имени, Армани и Версаче, обогнавшие остальных конкурентов: у Ферре 320 миллиардов, у Фенди 250 миллиардов, у Миссони — 135. В том же месяце происходят изменения в распределении квот между акционерами. Клаудио Лути, один из двух главных управляющих фирмы, решил оставить свою должность и продать свою долю акций, которая составляла 20 процентов акционерного холдинга «Versace Finanzeria». Братья Версаче имеют преимущественное право на эти акции и используют его, не дожидаясь, когда они упадут в цене: 5 марта Санто Версаче решает, что стоит выложить 12,5 миллиарда лир, чтобы выкупить квоту их компаньона. Остается лишь разобраться с остальными долевыми участиями Лути в других предприятиях семьи: 10 процентов в компании с ограниченной ответственностью «Джанни Версаче», 10 процентов в компании «GiVi» и 1,8 процента в «Alias di Novara» — предприятии, производившем продукцию, являющуюся собственностью объединения, где работало около ста человек. Все было улажено в течение нескольких месяцев, общая прибыль объединения выросла на сумму около 20 миллиардов лир. Теперь все предприятие Джанни Версаче в руках братьев Джанни, Санто и их сестры Дона- теллы, соответственно по 45, 35 и 20 процентов у каждого. Семья с полным взаимопониманием заботится о своем будущем. «Нам нужно использовать весь наш потенциал, — заявляет Санто Версаче Алану Фридману для газеты „Financial Times”. — Джанни моложе Армани и Валентино и может сделать еще очень много, но мы хотим, чтобы фирма Версаче пережила на многие годы самого Джанни Версаче и продолжала расти как индустрия». Ему вторит Джанни: «У нас нет времени для самоуспокоения. Мы, итальянцы, народ беспокойный. Мы производим самые прекрасные ткани в мире и не хотим останавливаться на достигнутом. Естественно, мы не можем все время давать ежегодный прирост в тридцать—сорок процентов. Сейчас мы вынуждены признать тот факт, что объем ежегодных продаж увеличивается от десяти до пятнадцати процентов. И еще то, что Европа является для нас более крупным рынком, чем Соединенные Штаты». Санто, напротив, убежден, что «США до сих пор остаются перспективным рынком». (Продолжение следует)