Джанни Версаче и Леди Ди Часть 2

Джанни Версаче и Леди Ди Часть 2

Джанни Версаче и Леди Ди Часть 2
Рядом с ней — детская коляска и двое голеньких малышей, играющих на траве. «Рекламная кампания Версаче напоминала продукцию голливудского типа, — вспоминал Андреа Тремолада, ответственный за рекламу дома Версаче с 1994 по 2006 год. — В фотосессии участвовали не меньше сорока—пятидесяти человек. Джанни хотел, чтобы его рекламу разместили все крупнейшие журналы мира, причем на неимоверном количестве страниц, — соответствующим бюджетом он располагал. В среднем получалось около 2500 страниц рекламы моды, аксессуаров и парфюмерии ежегодно: подборки для американского издания ,,Vogue“ или „Rolling Stone“, отдельная страница в „New Yorker”, интервью. У Джанни был особый блокнот, расчерченный наподобие шахматной доски, где проекты заголовков перемежались с датами выхода рекламы. Он отбирал снимки, для каждого журнала свои, и два-три раза менял их, прежде чем отдать в печать. Он все держал под контролем; если он замечал, что какая-то замена не сделана, то ужасно сердился. И страшно переживал, если не мог проконтролировать качество типографской  печати. Когда он уезжал в Майами или еще ку- да-нибудь, он звонил в три-четыре часа утра, чтобы узнать, когда мы будем в офисе, а потом говорил: „Как только придете, немедленно прочитайте факс, который я послал”. Он был увлекающийся человек, он с огромной энергией отдавался своей работе и всех нас увлекал за собой». После парижского дефиле консервативный шик Версаче стал так популярен, что в конце января на нью-йоркский праздник Американского совета по дизайну и моде — важное событие в мире моды — была приглашена принцесса Диана. Она заказала Версаче платье для приема (одно участие в котором стоило тысячу долларов). Первое платье от Версаче леди Ди купила еще в 1992 году, почти сразу после разрыва с мужем, принцем Чарльзом, не пожелавшим прервать отношения с Камиллой Паркер-Боулз. В этом «длинном, облегающем платье из блед- но-голубого атласа, отделанном сверкающими, золотистыми кружевами, окаймлявшими молодую грудь, — писала Наталия Аспези в газете „Repubblica”, — очаровательная, но всегда немного застенчивая принцесса стала прекрасной молодой женщиной, смелой и ослепительной. Какой и должна быть женщина Версаче». То, что она выбрала модельера из Калабрии, объяснялось точно обозначенной стратегией его образа, вступавшего в явное противоречие со строго установленным стилем Олдфелда, портного королевы Елизаветы, чьим рекомендациям Диана следовала в первые годы замужества. (Продолжение следует)