Джанни Версаче и Леди Ди Часть 3

Джанни Версаче и Леди Ди Часть 3

Джанни Версаче и Леди Ди Часть 3
Да, Диана хотела (и должна была) стать другой женщиной. Такого же мнения придерживались и эксперты в самых различных областях. Один из них, Питер Сеттелен, рассказывал о том, какие, по его мнению, изменения претерпела ее манера держаться. Вот что он говорил Монике Больярди для журнала «Panorama»: «Она говорила отрывистыми фразами, дыхание у нее сбивалось, она была слишком зажата. Я научил ее, как ослабить напряжение в груди, как выровнять дыхание. За год работы мне удалось открыть ее настоящий голос: спокойный, глубокий, чувственный». Именно такой голос приворожил к экранам телевизоров 200 миллионов зрителей 20 ноября, когда принцесса давала свое знаменитое интервью Би-би-си. Через несколько дней газета «Daily Telegraph» опубликовала результаты опроса общественного мнения, показавшие, что и без того невероятная популярность принцессы достигла пика, журнал «Time» вышел с ее портретом на обложке. К услугам принцессы были не только специалисты массмедиа, но также и психологи, прежде всего женский психотерапевт Сьюзи Орбач. Она занималась проблемой заниженной самооценки принцессы и возникшей вследствие этого булимией. Заместитель главного редактора английского «Vogue» Энн Харви помогала Диане выбрать свой стиль, рекомендуя одеваться у Версаче (и у Лакруа). Стройная, невероятно красивая, элегантно-чувственная, Диана постепенно обретала уверенность в себе и становилась законодательницей стиля. Версаче посылал свои коллекции моды в Кенсингтонский дворец, в резиденцию принцессы, чтобы она могла выбрать те модели, которые ей понравятся. Когда выбор был сделан, Версаче отправлял к принцессе Франку Бьяджини и двух портних, чтобы подогнать платья точно по фигуре; на виа Джезу у него был манекен с мерками принцессы. Диана, одетая от Версаче, более всего запомнилась во время визита в Калькутту, где она встречалась с матерью Терезой. Принцесса появлялась в маленьких платьях, почти закрытых, и в ярких пиджаках очень простого фасона, но необыкновенно изящных. Джанни Версаче ценил в ней не только «звездные качества», благодаря которым она завоевывала толпы людей, но и ее теплое отношение к людям, естественность, способность быть собой. В связи с этим Антонио Д’Амико вспоминал такой эпизод: «Элтон и Дэвид (Фарниш, тогдашний близкий друг рок-звезды). пригласили нас с Джанни провести уикэнд на огромной загородной вилле в Виндзоре — это был дом придворного врача королевы Елизаветы. В субботу Элтон пригласил на ужин несколько друзей, среди которых были Диана, Хью Грант и Элизабет Хёрли.
Диана приехала из Лондона одна, на машине. За ужином Элтон, великолепный рассказчик, был в центре внимания: он рассказывал обо всем, что происходило в Лондоне, о последних сплетнях из мира моды и зрелищ. Вечер проходил весело. Мы перешли в гостиную, чтобы выпить кофе у камина. Понемногу разговор становился все более дружеским. Принцесса была спокойна и весела. Она вместе с Элизабет уютно устроилась на ковре рядом с диваном. Было видно, что Диане нравился вечер. Она рассказывала о Чарльзе, о том, как любила его и делала все возможное, чтобы его удержать. И каждый из нас тоже говорил о чем-то сугубо личном, как это бывает среди друзей. Когда мы расходились, Джанни заметил, как это ужасно, когда такая прекрасная и нежная женщина, как Диана, чувствует себя одинокой, преданной любимым человеком и не знает настоящей любви». (Продолжение следует)