Джанни Версаче и Леди Ди Часть 5

Джанни Версаче и Леди Ди Часть 5

Джанни Версаче и Леди Ди Часть 5
Для Версаче это настоящее посвящение. Американский еженедельник никогда не уделял много внимания моде, даже на обложках. Первой, в 1932 году, на обложке появилась Эльза Скьяпарелли. Потом настала очередь Пьера Кардена. Затем, в 1981 году, — Брук Шилдс в одежде от Валентино, а в 1982 году на обложке появился портрет Джорджо Армани. И вот издание протягивает руку Версаче, который, устранив все лишнее и ненужное, открывает зеленую улицу новой элегантности, навеянной, как утверждал сам модельер, образами Кэтрин Хепберн и Грейс Келли. Модельер счастлив, он комментировал это проявление признания так: «Сейчас время для хорошей одежды. И в Италии, и в Америке, где она имеет особенно сумасшедший успех. Объем нашей продукции в Америке вырос на сорок процентов. Все актрисы заказывают платья у меня. Вслед за Мадонной, которая приняла участие в последней рекламной кампании, многие певцы и певицы фотографируются в моих туалетах. Я говорю о Принце, который завтра предстанет перед камерой Аведона. Через неделю настанет черед Майкла Джексона». Сильвестр Сталлоне звонил Версаче, чтобы заказать свадебное платье для своей невесты, Энджи Эверхарт. Версаче удостоился признания и в Майами: организация по сохранению исторического наследия штата Флорида вручила ему премию за великолепно отреставрированный Каза Казуарина.
Но сейчас Джанни был влюблен в Нью-Йорк. В мае он купил дом в сердце Манхэттена, на одной из самых дорогих улиц, Аппер Истсайд, 64, — напротив «городка», где находятся дома Иваны Трамп, Дэвида Джеффена, Пьера Кардена, Донны Саммер. Он заплатил за него семь с половиной миллионов долларов. Версаче гордился своим последним приобретением и признавался в интервью газете «Observer»: «Я поручил Филиппу Тааффе заняться библиотекой, Джулиану Шнабелу — спальней, а Рою Лихтенштейну я доверил отобрать картины для холла». Версаче в последнее время очень заинтересовался современным искусством. «Джанни познакомился с Джулианом Шнабелом через Элтона Джона, — рассказывала Ванда Кальтрук- ко. — Я хорошо помню, как мы первый раз были у Шнабела в его студии, в деловой части города, — в огромной галерее с высоченными потолками, бывшей пивоварне. Мы пробыли там довольно долго, Джанни очень любил общаться с художниками. Точно так же было при знакомстве с Бобом Раушенбергом, Роем Лихтенштейном, Джеффом Кунсом, Джимом Дином. У каждого из них Джанни купил порядочное количество работ, следуя советам Ларри Гагозиана, самого крупного торговца современным искусством и самого большого сноба в Нью-Йорке. Позднее Джанни воплотил в своей работе множество идей этих художников, применив их к моде: начиная от портрета Мэрилин Монро работы Энди Уорхола до изображения сердец Джима Дина». Для Версаче его дом в Нью-Йорке был отражением стремительно меняющегося современного мира. Но, беседуя с корреспондентом «Observer», на вопрос о том, какими критериями он руководствуется, выбирая тот или иной дом, Версаче ответил: «Ощущением продолжения времени. (Продолжение следует)