Джанни Версаче и Леди Ди Часть 8

Джанни Версаче и Леди Ди Часть 8

Джанни Версаче и Леди Ди Часть 8
Фирма Версаче по-прежнему процветала. Журналы по экономике, анализируя продукцию «Made in Italy», снова провоцировали конфронтацию с Армани, все еще удерживавшим первое место, хотя Версаче наступал ему на пятки. «За тысяча девятьсот девяносто четвертый год объем продукции составил в денежном выражении 1220 миллиардов лир, что на двадцать процентов больше, чем в предыдущем году, — заявлял Санто Версаче. — Мы предполагаем такой же рост в настоящем году. Начиная с тысяча девятьсот девяностого года мы инвестируем сорок миллиардов лир ежегодно на открытие новых пунктов продажи по всему миру». В 1995 году количество магазинов марки Версаче составило 225 единиц, а общее число магазинов, торгующих его продукцией, приближалось к трем тысячам.
В семье Версаче уже думали о предстоящем показе по другую сторону океана. И вот 28 октября Неделя моды на Манхэттене открылась показом линии «Versus». Это был международный дебют Донателлы, автора и вдохновительницы этой линии молодежной одежды. «В чем сила моей сестры? Она делает современным все, к чему прикасается», — говорил модельер в интервью журналу «Panorama». На площадке в Брайан-парке собрался весь город, над Гудзоном парил воздушный шар с рекламой линии. Все хотели увидеть «хороших и плохих девочек и мальчиков» от Версаче (так называли их американские газеты), демонстрирующих белые юбочки, флуоресцентные блузки, комбинации из синтетических тканей, сапоги и другую обувь, представляющую собой разработанный в совершенстве стиль так называемой уличной обуви. И разумеется, никто не хотел пропустить прием в Твайло, устроенный после дефиле; на прием были приглашены две тысячи гостей, и среди них Дональд Трамп, Кейт Мосс, Наоми, Лу Рид.
Через месяц Джанни Версаче презентовал в Милане свой альбом «Do not disturb» (изданный «Leonardo Arte»), в который вошли фотографии его великолепных домов, виды виллы «Фонтанелла» в Мольтразио, миланской резиденции и Каза Казуарина в Майами работы Аведона, Вебера и Ньютона. В течение многих лет они запечатлевали и членов семьи модельера, и его самых близких друзей в его царстве. «Если говорить о хобби, то, пожалуй, это мои дома, — говорил Версаче журналистам. — Там я могу закрыться и побыть в одиночестве. Я люблю читать, укрывшись от всего мира. Из этого оазиса я вновь появляюсь, чтобы создавать одежду и домашнюю утварь и сделать их еще более яркими и нарушающими все привычные каноны. Какой из домов наиболее близок моему сердцу? Дом в Мольтразио. Миланская резиденция — это для работы, дом в Майами — для общения с друзьями. А вот на вилле „Фонтанелла” обитает моя душа. Я надеваю домашние тапочки и предаюсь воспоминаниям. Пожалуй, я могу сказать, что это и есть мой настоящий дом». (Продолжение следует)