Джанни Версаче. Манхэттен Часть 6

Джанни Версаче. Манхэттен Часть 6

Джанни Версаче. Манхэттен Часть 6
Страстное увлечение искусством Версаче отразилось и в коллекции «Весна—лето 97». В числе моделей были, в частности, великолепные платья, навеянные творчеством любимых художников Версаче: здесь и большие красные сердца Джима Дина, краски и формы Лихтенштейна и Шнабела. Их по достоинству оценили и дамы, и поклонники его творений. «Коллекция ,,Duemila“, — говорил Версаче, — это торжество женственности, освобожденной от всякой предвзятости. Это женщина, которая хочет удивлять и привлекать. Поэтому я и задумал эти „художественные” платья: сегодня только искусство способно привлечь и удивить».
Его бизнес процветал. Марка Версаче расширила сотрудничество с фирмой Дзенья («Zegna»): параллельно с линией мужской одежды «Versace Classic V2», появившейся в 1990 году, появляется линия женской одежды. Это в чистом виде прет-а-порте, дополненное аксессуарами, рассчитанное прежде всего на американский и азиатский рынок; цены на одежду этой линии были ниже, чем на изделия других линий. Число собственных магазинов фирмы росло. «Их будет в два раза больше, — уточнял Санто Версаче в газете „Sole. 24 оге“. — Мы вкладываем в это 150 миллиардов лир. Обременительно, конечно, но все окупается».
Сердце Версаче было отдано Америке. Модельер решил именно там отпраздновать двадцатилетие своей деятельности в мире моды. «Именно в Америке я обрел успех», — повторял он журналистам в своих интервью. Место для празднества, конечно, «его» Нью-Йорк. Двадцать третьего октября торжества начались великосветским приемом в честь официального открытия его резиденции на 64-й стрит, в Истсайде. Семья Версаче встречала гостей в полном составе, под звуки поп- и рок-музыки. Известно, что среди приглашенных были представители элиты Нью- Йорка — и Джулиан Шнабел, и Вуди Аллен, и Джеймс Айвори. Изысканный праздник подробно описывала вся американская печать, потрясенная роскошью дома Версаче: огромным количеством предметов искусства от эпохи модерна до наших дней, восемнадцатью полотнами Пикассо, развешанными по всему дому, произведениями Уорхола и Жан-Мишеля Баскии,— в восторге была даже строгая «New York Times».
Через два дня после показа коллекции «Versus» состоялось открытие по-королевски роскошного бутика на Пятой авеню. На этот раз обязанности промоутера пышного приема взяла на себя Тина Браун, светская дама и беспощадный главный редактор «New Yorker». Фотографии с этого праздника — Элтон Джон и Бон Джови за роялем, в окружении семисот пятидесяти приглашенных — обошли весь мир. По этому случаю «New York Times» посвятила Версаче очередную статью. Она называется «Лоренцо де Версаче, князь роскоши». Газета сравнивала итальянского модельера с Лоренцо Медичи, подчеркивая, что его империя ежегодно выпускала продукции на 970 миллиардов лир. И «на сладкое» — Версаче стал первым итальянским модельером, удостоенным огромной чести: его пригласили на утреннее ток-шоу «USA Today», идущее в прямом эфире при участии огромного количества людей. Множество сотрудников Эн-би-си пришли в студию, чтобы выразить Версаче свое восхищение. (Продолжение следует)