Джанни Версаче Признание. Часть 6

Джанни Версаче Признание. Часть 6

Джанни Версаче Мода
Джанни Версаче Мода

Джанни Версаче Признание. Часть 6
Монджардино сразу же становится излюбленным дизайнером по интерьерам у крупнейших династий итальянских промышленников, таких как Креспи, Агнелли, Ка- мерана, Бономи. Очень скоро он оказывается за пределами родной страны, потому что востребован знаменитыми представителями финансовых верхов — такими как Ротшильд, Кеннеди, Онас- сис, Ниаркос, — а также представителями мира искусства, прежде всего Франко Дзеффирелли. Монджардино ездит по всему свету «в сопровождении свиты художников, набойщиков, мозаичистов, граверов, осветителей, готовых удовлетворить любые капризы или проявления мании величия какого-нибудь Рудольфа II или Людвига, но только под руководством своего начальника, то есть самого Монджардино. Он наделен такой харизмой и обладает таким авторитетом, что ему не составляет труда направить любые капризы и мании в нужное русло и подчинить их себе». Ему предлагают работать над оформлением сцен знаменитой «Тоски» в постановке Дзеффирелли в Ковент-Гарден с Марией Каллас в главной роли, а также над фильмом «Укрощение строптивой», впоследствии номинированном на премию «Оскар». Конечно, для обустройства своего дома Джанни Версаче мог выбрать только Монджардино. Интерьеры дома Версаче оформлены в полном соответствии с пожеланиями хозяина — мраморные интарсии и наборные полы, обивка стен и фрески, ковры из Кашмира, встроенная мебель красного дерева, великолепная имитация подлинных деталей, выполненная кустарным способом при высочайшем качестве изготовления. Внутреннее убранство особняка на виа Джезу, со всеми предметами антиквариата, подобранными Версаче, могло послужить материалом для каталога замечательного музея: в вестибюле — ложная колонна, тяжелый серебряный светильник, «горка» семнадцатого века для коллекции монет и четыре скульптурных торса. Пол гостиной напоминает комнату эпохи Возрождения (при входе четыре колонны из туфа, некогда украшавшие античные города близ Везувия), на стенах нежно-бе- жевого цвета коллекция чудесных итальянских пейзажей работы Ипполито Каффи. Второй вестибюль, где замечательным украшением служит греческая амфора из терракоты, ведет в библиотеку; там находится целое собрание греческих и римских бюстов, среди которых выделяется Дионис, и большие полотна семнадцатого века, изображающие императоров в комическом виде, возможно, для того, чтобы тональность убранства комнаты не казалась слишком драматической. В кабинете — полотна фламандских мастеров шестнадцатого века, в столовой — натюрморты современных художников. В спальне — кровать под балдахином в стиле флорентийского Возрождения, на стенах — серия картин со сценами шествия на Голгофу и несколько изображений святого Себастьяна, пронзенного стрелами. В изголовье кровати — фрагмент эллинистической статуи, изображающей мальчика-под- ростка, по другую сторону — написанные на слоновой кости сцены из жизни Карла I, английского короля, обезглавленного в 1649 году по решению парламента. Только по поводу убранства ванной комнаты мнение Версаче расходится с мнением Монджардино: Джанни хочет, чтобы она была похожа на римские термы — отделанная бежевым мрамором, с ванной на уровне пола, на стенах росписи в духе неоклассицизма, в светло-серых тонах. В конце концов Монджардино сделал все так, как хотел хозяин. (Продолжение следует)