Джанни Версаче Стратег гламура. Часть 6

Джанни Версаче Стратег гламура. Часть 6

Джанни Версаче Мода
Джанни Версаче Мода

Джанни Версаче Стратег гламура. Часть 6
Но музыка для Версаче — это не только рок. В музыке, как и в моде, Джанни Версаче любил соединять разные стили. Во время дефиле его моделей можно услышать отрывки композиций самых “разных современных исполнителей, Анджело Аццена подбирает эти отрывки и предлагает Версаче. Подбор музыки мог продолжаться несколько недель. Причем Версаче выбирал только те композиции, которые были действительно созвучны ему. А потом совмещал их с другими фрагментами, теми, которые слушал целый день, в том числе и в машине по дороге из Милана на виллу.
Каждое его дефиле было волшебным действом. Топ-модели проходили по подиуму под звуки песни Элтона Джона «Sacrifice», песни Фабрицио де Андре «Creuza de та», исполняемой на лигурийском диалекте, под звуки арии «Nessun dorma» в исполнении Паваротти (Версаче первым использовал эту музыку для дефиле). Или под небесные звуки грегорианского хорала, чередовавшиеся с весьма земными мело- днями Калабрии или благозвучной фольклорной музыкой Хьюга Ле Бара. Версаче открыл для себя этого композитора сразу же после знакомства с Бежаром, когда слушал музыку к его балетам.
Дефиле Версаче заставляло трепетать сердца. «Джанни был потрясающе разносторонним,— вспоминает Эммануэла Шмайдлер, отвечавшая в его фирме за связи с прессой на протяжении пятнадцати лет, до 1999 года. — Он, как никто другой, мог через свои модели, дефиле, рекламные кампании, интерьеры своего дома, диски, балеты, выставки, книги донести свою мечту о гламуре как стиле жизни. Дом Версаче и сегодня следует его стратегии гламура». Ричард Мартин во вступительной статье к каталогу выставки Джанни Версаче, организованной фондом Рати, развивает эту тему: «Главное в работе Версаче — его гениальная способность преподносить моду как искусство, привлекая к этому средства массовой информации. Он не просто бросает им моду как кость в виде дефиле, настоящего современного шоу, аксессуаров для рок-музыкантов, театральных постановок — он обладает харизмой медийного персонажа, он действует так же, как они. Его великолепные платья становятся еще прекраснее в свете прожекторов подиума, перед кинокамерами и всепроникающими объективами видеосъемки. Версаче рисовал для поколения, изголодавшегося по яркой моде, но пресытившегося массмедиа, для тех, кто вырос в последней четверти двадцатого века.
Скептики говорят о современной моде, особенно о моде Версаче: уберите рок-н-ролл, инвестиции в рекламу и супермоделей — и что останется? Вероятно, ответ, которого они ждут, — ничего. Но что касается Версаче, ответ таков: останется неподражаемая мода, которая и сейчас отвечает неистовому духу конца прошлого века».