Джанни Версаче Стратег гламура.

Джанни Версаче Стратег гламура.

Джанни Версаче Мода
Джанни Версаче Мода

Джанни Версаче Стратег гламура.
Именно тогда, в конце восьмидесятых годов, «высокое», элитное итальянское прет-а-порте находится не просто на взлете — на пике популярности. Париж отдает Италии пальму первенства, которая до той поры находилась в руках Карла Лагерфельда, Жана-Поля Готье и японских модельеров, однако у них не было индустриальной базы. А вот «Made in Italy», напротив, опиралось на сильную индустриальную основу — прядильные фабрики, производство тканей, конфекциона, аксессуаров, — очень эффективная система. В Милане, столице итальянской моды, умеют объединить бизнес и рекламу. Модельеры — а именно они управляют кораблем моды (с 1989 года завоевавшей также и Японию) — теперь стремятся найти свой индивидуальный, отличный от других стиль. Это относится и к Джанни Версаче; во всех успеш
ных коллекциях этого периода акцент сделан на необычном дизайнерском решении. Пиа Соли, журналистка газеты «Messaggero» так объясняет основную идею дефиле Версаче весной 1990 года: «…модельер, которому неведомы сомнения, упорно следует выбранному пути, великодушно представляя результаты своих поисков, получивших всеобщее одобрение». Далее идет впечатляющий пассаж: «Чтобы кратко описать его коллекцию, демонстрация которой заняла пять- десят восемь минут, а стоимость составила не менее десяти миллиардов лир, достаточно сказать: яркий цвет, вышивка, золото, вышивка, бахрома, вышивка, наппа, вышивка, все очень короткое, сексуальное, облегающее, провоцирующее, будоражащее, — юбки-платки, комбинезоны, шали, куртки-тореро, каблуки, цепочки, бижутерия, брюки, топы, пиджаки-спенсеры — для всех типов женщин: от Джейн Фонды до Нефертити, от Клеопатры до Теодоры, от Джессики Ланг до Мессалины». И в этом заключена сама суть работы модельера из Калабрии. Его творчество итальянский исследователь моды Омар Калабрезе в очерке, посвященном книге «Продуманная одежда», определил как «необарокко»: «Необарокко — это общий дух каждой коллекции Версаче; он непременно в них присутствует, даже тогда, когда модельер пересматривает опыт классицизма или романтизма или авангардные направления нашего столетия. Этот дух мы ощущаем не только в самой одежде, подписанной им и им придуманной, но и в том, как он ее демонстрирует и как рассказывает о ней; я имею в виду обращенный к зрителю стиль, в котором выполнены фотографии, рекламная кампания и прочие мероприятия, сопровождающие презентации коллекций одежды и аксессуаров».
Каковы аргументы в защиту такого определения? Во-первых, это увлеченность модельера театральными мизансценами, будь то платья, созданные не для выставок, или те, в которых появляются манекенщицы, запечатленные в ходе рекламной кампании великими мастерами своего дела, фотографами Аведоном или Ньютоном; о работах, соответствующих принципу «каждый снимок — это изображение театрального действа». (Продолжение следует )