Джанни Версаче. Я вульгарен?!! Часть 4

Джанни Версаче. Я вульгарен?!! Часть 4

Джанни Версаче. Мода
Джанни Версаче. Мода

Джанни Версаче. Я вульгарен?!! Часть 4
Во время мартовских показов прет-а-порте ни один модельер не избежал игривого образа женщины-соблазнительницы и очарования роскоши, несмотря на то что время, казалось, к этому не располагало. Разумеется, не избежал его и Версаче. «Получается, что именно в период кризиса, — заявляла Наталия Аспези в газете „Repubblica“, — никому даже в голову не придет купить себе какой-нибудь весьма достойный, солидный, приличный пиджак. Продается только гламур, и даже для грядущей зимы всем требуется что-то короткое, яркое, с набивным рисунком». Рисунки, предложенные Версаче для коллекции «Осень- зима 91—92», — это «барокко» его собственного изобретения: букеты цветов, греческий орнамент, завитушки, пальмовые листья, художественные мотивы эпохи Возрождения, выполненные в золотисто-желтых и черных тонах, — то, что станет отличительной чертой его марки. «Это не просто банальное золото, это золото со множеством оттенков, — отмечала Патриция Кукко, хроникёр и летописец Джанни. — На блузке, которая была на Хелене Кристенсен, я насчитала четырнадцать оттенков цвета только на одном рисунке (фотография, сделанная Гербом Ритсом, была опубликована в книге „Версаче”, вышедшей в 1992 году в издательстве „Leonardo De Luca“). Этот рисунок мгновенно стал для всех воплощением „барокко от Версаче”, он тут же стал символом, возможно даже помимо воли самого Версаче». На этом дефиле модельер, возможно несколько излишне, акцентирует внимание на силуэте, не облегающем фигуру, особенно от талии к низу, а его новые юбки по-прежнему коротки, но уже не настолько; например, килт из шифона или шелка с застроченными сверху складками, который носят с курточкой из черной кожи; или платья линии «Impero» с невероятно дорогими корсажами в форме трапеции, из атласа разных цветов, расшитыми драгоценными камнями. Дефиле завершилось овацией. Вскоре Версаче создал костюмы для своего первого спектакля по Шекспиру — «Ричарда II» в постановке Глауко Маури. И теперь он был готов отразить удар своего вечного соперника Армани, который в мартовском выпуске ежемесячника «Мода» провоцирует его, возможно выдавая этим свою зависть: «Когда на обложке мы видим женщину, изображенную спиной к публике (речь идет об обложке 2098-го номера журнала „Ероса”, посвященного Версаче), — это лишь ловкое использование преданных забвению великих изобретений прошлого. Версаче никак не может выйти из этой своей игры с принтами, ведь ему в прошлом году говорили, что это „потрясающе, великолепно”…» Версаче ответил так: «Не думаю, что девяностые годы будут представлены бежевыми пиджаками или бесполыми костюмчиками. Я предпочитаю плохо одетую, но раскованную женщину тупице, одетой от Джорджо Армани». Пожалуй, это было слишком агрессивно даже для него.
Но может быть, стоит простить столь неосторожные высказывания кутюрье, чья мода стала предметом анализа такого известного исследователя, как Омар Калабрезе, посвятившего ей множество страниц в своей новой книге «Vanitas, lo stile dei sensi», изданной «Leonardo Arte». Именно Калабрезе дал стилю Версаче название «необарокко» за его виртуозное и ненасытное стремление к смешению различных культурных традиций в одной и той же театрализованной мизансцене. (Продолжение следует )