Джанни Версаче. Я вульгарен?!!

Джанни Версаче. Я вульгарен?!!

Джанни Версаче. Мода
Джанни Версаче. Мода

Джанни Версаче. Я вульгарен?!!
«Девяносто первый будет еще более напряженным, чем девяностый, — заявлял Джанни Версаче в начале года. — У меня невероятно обширная программа. Даже если все осуществить не удастся, меня это не огорчит», — доверительно сообщил он Джузи Ферре в интервью журналу «Еигорео». Начало было ослепительным. Лондон устроил модельеру из Калабрии прием, достойный короля. Седьмого января на сцене «Royal Opera House» в Ковент-Гарден впервые в Европе (после премьеры в Сан-Франциско в октябре) показали оперу Рихарда Штрауса «Каприччо» в постановке Джона Кокса. Восьмого января в галерее Генри Мура, в Королевском колледже искусств, в присутствии двадцатишестилетнего принца Эдуарда, младшего сына королевы Елизаветы, страстно влюбленного в искусство и театр и представляющего королевскую семью на культурных мероприятиях, открылась выставка «Версаче и театр». На выставке было представлено около ста пятидесяти костюмов, созданных Версаче для оперных и балетных спектаклей за десять лет — от «Легенды об Иосифе» в постановке Жозефа Руссильо, до «Каприччо», — а также его костюмы для многочисленных балетов Бежара. Но это еще не все. Модельер, хотевший, чтобы вещи вопринимали во всем их великолепии, снабдил каждый костюм реконструкцией декораций и рисунками, образцами тканей, вышивок и некоторыми моделями из своих коллекций, чтобы ясно продемонстрировать влияние его моды на созданные им театральные костюмы. Взаимопроникновение, которым Версаче всегда гордился. Он взволнованно говорил: «Театр — это неистощимый источник поисков, непрекращаю- щийся ток крови, вливание новых потоков для моей моды. Это источник познания, приобретения зрелости». И далее: «Я чувствую себя в большей степени художником и исследователем новых форм, когда работаю для театра. Образец для меня — это Лев Бакст (автор декораций и костюмов для «Русских балетов» Дягилева.). Как театральный художник, он опирался на историю, но он обладал редкой творческой свободой. Я не просто реконструирую костюмы того или иного времени. Для меня восемнадцатый век, например, может быть отображен в сцене, где Дэвид Хокни появляется в фиолетовом пиджаке и красной майке». И эти поиски Версаче благосклонно принимают и герцогиня Кентская, и лорд Сноудон, бывший муж принцессы Маргарет, и Ричард Бренсон, воспитатель принцессы Вирджинии; художественные решения «друга Джанни» находят отклик у актрисы Джоан Коллинз и у всех приглашенных на званый ужин, устроенный послом Италии Борисом Бьянкери на Гровенор-сквер. (Продолжение следует )