* Джанни Версаче Бежар и Элтон Джон Часть 7

* Джанни Версаче Бежар и Элтон Джон Часть 7

Джанни Версаче  Бежар и Элтон Джон Часть 7
«Театр, — говорит модельер, — дал мне огромные творческие силы, право на эксперимент с новыми формами, энергию, которую я позже переносил на создание своих коллекций. Театр для меня что-то вроде лаборатории, накопитель идей, которые, я знаю, рано или поздно найдут свое отражение в моих коллекциях. Потому что театр — это маска, это искусство переодевания, это вымысел, который становится реальностью. Как и мода. Поначалу мне было очень трудно убедить в этом моих близких — брата Санто и сестру Донателлу. Они и слышать ничего не хотели о театре. Они говорили, что театр будет забирать у меня всю энергию, необходимую для бизнеса и рынка. Для меня же, наоборот, театр — это уникальная творческая мастерская». На протяжении нескольких лет Версаче создает множество костюмов для балетных спектаклей, путешествуя во времени и пространстве: для «Саломеи» — черное платье и венец Иродиады несколько в стиле Эльзы Скьяпарелли сороковых годов; для балета «Воспоминания о Ленинграде» — костюмы в духе конструктивизма; персонажами этого балета Бежара являются и русский царь, и Ленин, и революционеры, с восхищением взирающие на памятник Петру I. Для спектакля «Java Forever» Версаче создает сценический костюм для балерины Зизи Жанмэр, расшитый черным стеклярусом и разноцветными стразами; этот костюм будет продемонстрирован в коллекции «Осень—зима 89—90».
Хотите приобрести для себя стильные и модные платья? Для вас отличное предложение — платья недорого интернет магазин RISSKIO – это всегда стильная и современная одежда.
В последующие годы некоторые театральные костюмы также будут фигурировать в его показах. Во втором томе книги Франко Марии Риччи «Версаче и театр» историк искусства и директор Музея Виктории и Альберта Рой Стронг пишет: «Для Версаче создание костюмов для сценических постановок — это новый вид деятельности в международных масштабах. Он и другие его коллеги теперь знают, как удержать равновесие в сложном брачном союзе двух искусств. Он был первым, кому открылось это знание, но его синтез эффективнее, чем у всех прочих… У меня нет никакого сомнения в том, что самым счастливым сотрудничеством была его работа с Морисом Бежаром. Его балеты — это амальгама, придающая зрелищу сияние и блеск, это любовь к причудливому и фантастическому, и даже если сюжет порой уходит в далекое прошлое, его искусство всегда является нынешним днем авангарда». Бежар вспоминает о том, как работал Джанни Версаче за кулисами: «Накануне каждого премьерного спектакля я вижу Джанни Версаче за кулисами, в самых неожиданных местах — он продолжает работать и что-то уточнять, совершенствуя придуманные им волшебные костюмы… Я словно завороженный смотрел, как он работает: то он пришивает жемчужины на какое- то платье, то покрывает золотом вышивку, то перекраивает прозрачные шелка, украшая складки невидимыми кружевами, которые так запрятаны, что видны только нам двоим, ему и мне. Но в художественной конструкции как раз то, что никому не видно, и делает ее шедевром, и то, что представляется бесполезным, оказывается необходимым. Джанни шьет быстро и тщательно, уверяя меня в том, что художник — это прежде всего великий ремесленник, а ремесленник — это мыслитель, скрупулезный и ненасытный». (Продолжение следует)