Джанни Версаче. То вверх, то вниз Часть 9

Джанни Версаче. То вверх, то вниз Часть 9

Джанни Версаче.  То вверх, то вниз Часть 9
В октябре вся споры, судебные и не только, улажены. Наконец все успокоилось, начались дефиле коллекций сезона весна—лето 1995 года. Ключевое слово для всех модельеров, включая Армани, — удивлять, не боясь переборщить. В этом смысле Версаче опередил свое время, как подчеркивала Наталия Аспези в газете «Repubblica»: «Он улавливает веяние времени раньше всех остальных и потому всегда имеет безумный успех. Его суперженщины, с их супергрудью и супербедрами, нуждаются в суперплатьях, вызывающих больший шум; они предназначены для супержизни, которую модели собой и представляют. Главное в его моде на будущее лето — лиф, из которого выглядывает грудь, бесстыдно, как у садисток из телефильмов». И действительно, супермодели на подиуме сочетают в своем образе черты Барби с Мэрилин Монро: они то чувственные и доброжелательные, затянутые в бюстье, делающие их похожим на статуэтки, и мини-юбки, отливающие золотом и серебром, то игриво демонстрирующие клетчатые костюмы пастельных тонов — голубые, лиловые, розовые — с набивным рисунком из бабочек или ракушек. Именно эта последняя часть дефиле модельера отразилась в заголовке репортажа Сьюзи Менкес в «Herald Tribune»: «Versace: rare understatement». Особенно восторгалась она длинными платьями с разрезом. На закрытии дефиле присутствовали, как обычно, звезды, от Элтона Джона до Сильвестра Сталлоне. Толпа, собравшаяся у входа в особняк на виа Джезу, имела возможность увидеть всех.
В ноябре Версаче выпустил альбом «Мужчина без галстука» (изданный «Leonardo Arte»): 274 страницы, прославляющие красоту мужского тела, представленную работами Аведона, Вебера и Ритса. Среди обнаженных тел есть в этой книге и фотографии из семейного альбома самого Версаче, который писал в послесловии: «Я собирался сделать книгу о моде для мужчин. Но, перебирая рисунки и фотографии из моего архива, я понял, что потратил многие годы труда на создание образа человека, свободного от любых ограничений. Так что это и есть мое кредо, и эта книга выражает мой стиль».
В конце года на мир моды снова посыпались неприятности. Социолог Франческо Альберони в одном из своих обзоров в газете «Corriere della sera» высказывается без обиняков: «У „Made in Italy” появился еще один враг — зависть». И завистники эти — сами итальянские политики, со снобизмом предпочитающие французскую и американскую моду. Версаче становится мишенью для критики со стороны двух изданий. Первой против него выступила британская газета «Independent», в своем воскресном приложении обвинившая итальянский дом моды в непрозрачности финансов и в предполагаемых связях с мафией.

Затем настала очередь «New Yorker», столь любимого Джанни Версаче журнала. Издание публикует статьи о мире моды, написанные известными писателями, в частности Салманом Рушди и Джоном Апдайком, где практически игнорируются итальянские модельеры, Версаче, Армани и Валентино уделено лишь несколько жалких строк.
Обвинения в финансовых махинациях отражал Санто, он предал огласке все цифры и объемы продукции и объявил о том, что Джанни собирается открывать новые магазины, прежде всего в Англии. Модельер отвечал на все нападки на страницах газеты «Corriere della sera»: «Я стараюсь дистанцироваться от всего этого. Мне хочется общаться с людьми только через мою работу, и в этом смысле сегодня я дышу полной грудью: прежде всего, я создаю одежду и, конечно, предметы домашнего обихода, кроме того, сотрудничаю в сфере кино, балета и театра. И разумеется, с рок-звездами и фотографами. Мода — это еще не все».