# @ Зрение у птиц и охота с ловчими птицами.

# @ Зрение у птиц и охота с ловчими птицами.

297

0Зрение у птиц и охота с ловчими птицами.
Лето на исходе. В жаркий день в поле тихо. Уже не поют жаворонки, не бьют перепела, не вспархивает обеспокоенный нашим появлением чекан- чик. Лишь трещат в траве неугомонные кузнечики. Но что это за рыжая птица вьется над межой у края поля? Летела, летела и замерла, будто остановилась в воздухе, подвешенная за невидимую ниточку. Мелко трепещет острыми крыльями. И вдруг камнем падает с высоты на жнивье и тут же взлетает. В когтях — полевка. Эта проворная хищница — пустельга. Мышам, полевкам, насекомым не скрыться от ее зорких глаз — не поможет ни их защитная окраска, ни манера неподвижно замирать, затаиваться. Природа наделила хищных птиц не только крепким клювом, острыми когтями, сильными, неутомимыми крыльями, но и отличным зрением, которому мы можем только позавидовать. Почти с полукилометровой высоты ястреб замечает на земле мелких зверьков и бросается на них. А грифа, патрулирующего свой охотничий участок, человек с земли вообще не может рассмотреть, как бы он ни напрягал зрение. Если гриф заметит на земле добычу — мертвое или умирающее животное, -— он немедленно пикирует на нее с высоты, раскрывая громадный черный парашют своих крыльев лишь в нескольких метрах от цели. И сейчас же, словно по мановению волшебной палочки, начинают собираться на пир его товарищи. Оказывается, они, невидимые нам в вышине, все время следили за поведением грифа-соседа, чтобы не опоздать, урвать свою долю добычи. Точно так же поступают и ворон, и крупная чайка — любая птица, которая не прочь поживиться падалью.

Воистину поразительны зрительные способности соколов, которые бьют жертву в воздухе, а не ловят на земле, как пустельга. Маленький дербник различает добычу размером с записную книжку с километровой высоты.

Охота с ловчими соколами — кречетами, балобанами, сапсанами известна на Руси с незапамятных времен. В те дни, когда наши предки еще не знали огнестрельного оружия, сильный, ловкий сокол заменял охотнику и ружье, и дробь, и порох. С ним добывали уток, гусей, лебедей, а несколько соколов брали даже орла. За взрослого кречета в старину, не задумываясь, отдавали трех хороших лошадей. Но нелегко было обучить, как говорят соколятники, «выносить» такую птицу, еще трудней поймать. Ловили ее специальными сетями, приманкой служил живой голубь или чучело. Когда сокол замечал эту приманку, голубя подкидывали в воздух: на земле благородная птица добычу не трогает. Но вот беда. Сокол видит голубя с высоты более километра, то есть задолго до того, как человек обнаруживает сокола. Решающий момент охоты легко пропустить. Чтобы не прозевать воздушного разбойника, ловцы прибегали к очередной хитрости. Рядом с подсадным голубем ставили небольшую клетку с другой птицей, чаще всего сорокопутом. Он вовремя замечал сокола и начинал биться и беспокоиться, в то время как для человеческого глаза силуэт хищника был еще неразличим на фоне неба. Тогда ловец подкидывал в воздух голубя, сокол падал на него, и сеть накрывала их обоих. Так в те давние времена человек использовал вместо бинокля зоркость маленькой птички. (Продолжение следует)

Нет комменатриев

Оставить комментарий