Василий Маркович Флоринский (1834—1899). Часть 6

Василий Маркович Флоринский (1834—1899). Часть 6

536

2Василий Маркович Флоринский (1834—1899). Часть 6
Флоринский ясно понимает роль «упражнения» в выявлении таланта. «Само собою разумеется,— пишет он,— что наследственно передаются не умственные качества в полном их развитии, а только задатки этих качеств (как мы сказали бы «гены», или, еще лучше, «норма реакции»), т. е. способность при известном упражнении скорее достигать лучшего развития» . Сказанное он поясняет примером: «Жеребенок рысистой лошади не имеет еще рысистого бега, но его легко можно развить упражнением, тогда как у жеребенка от водовозной лошади все усилия к этому были бы напрасны» .

Далее Флоринский переходит к любопытному и существенному рассуждению, очевидно, внушенному ему его простонародным происхождением: «Принимая наследственность умственных качеств, мы вовсе не хотели сказать того, что умные дети могут родиться исключительно от развитых родителей. Мы видим очень часто, что лучшие деятели нашего общества происходят из крестьян, мещан и провинциального духовенства, но это нисколько не противоречит высказанным нами положениям о наследственности умственных качеств вообще; потому что, само собой разумеется, что в этой среде точно так же, если еще не в большем количестве, встречаются от природы даровитые личности, с здравым и прочным, хотя и мало развитым умом. Врожденный, так сказать, натуральный ум нужно отличать от ума, выработанного воспитанием, точно так же, как мы отличаем природную красоту сложения от красоты искусственной, достигаемой культурой тела, манерами и поддерживаемой косметическими средствами и различными приправами утонченного туалета». Также, по ошибке, можно принять за природный ум начитанность, ум заимствованный, приобретенный «труженичеством», умственной дрессировкой. Таких личностей в развитом классе общества встречается очень много, и нет ничего удивительного, если дети их, не потрудившиеся над своим умственным развитием, оказываются людьми ограниченными, полагает Флоринский. «От мужика может родиться гений и от образованного дворянина— дурак»,— справедливо считает он, думая, что примеров этого можно указать много. «При виде таких фактов остается только жалеть, что не все слои общества имеют одинаковую возможность для развития своего природного ума, что много прекрасных, талантливых натур скрывается в массе народа, как бесплодный, непроизводительный капитал, которому нет ни выхода, ни применения».

Далее Флоринский от вопроса одаренности отдельных лиц переходит к проблеме одаренности «наций». «Рассматривая общее движение умственного развития целой нации,— пишет он,— мы должны прийти к тому же заключению, какое мы вывели при рассмотрении анатомических национальных типов, т. е. что умственный склад нации вырабатывается, совершенствуется и укрепляется постепенно, путем собственного упражнения и благоприятствующей помеси» .

Ставя далее вопрос, не следует ли признать, что верхние слои общества имеют аналогичное преимущество перед нижними слоями — давность культуры, Флоринский это решительно отвергает, как противоречащее действительности, считая, что «нравственную и умственную силу нации нужно ожидать не от привилегированных слоев, а от народа» . Эту мысль он обстоятельно развивает и обосновывает, правда, несколько односторонне, с явной неприязнью к богатым классам.(Продолжение следует)

 

Нет комменатриев

Оставить комментарий