История Великого Новгорода Часть 12

История Великого Новгорода Часть 12

442

4qИстория Великого Новгорода Часть 12
Конечно, такой вывод достаточно ответствен. Ему может быть противопоставлено возражение: не могла ли на исследованных усадьбах в какой-то момент произойти принципиатьная смена владельцев? Может быть, мечник Полотенца был княжеским дружинником? Заметим, что обнаруженные на его усадьбе многочисленные предметы вооружения и конского снаряжения оказываются яркими свидетельствами дружинного быта жителей этой усадьбы, а в XII в. той же усадьбой владел новгородский боярин Мирошка, отнюдь не бывший потомком Полотвицы. Рассмотрим в этой связи некоторые находки последних лет.

Принадлежность всей группы усадеб, расположенных на древней Черницыной улице, в конце XII — начале ХШвв. боярину и посаднику Мирошке Нездиничу засвидетельствована несколькими берестяными грамотами, адресованными ему или касающимися его посаднической деятельности. Мирошка стал героем боярского Новгорода, потому что он не побоялся отстаивать новгородские привилегии перед лицом самого могущественного русского князя той поры — владимиросуздальского властелина Всеволода Большое Гнездо, который два года продержал Мирошку у себя в заточении. Рядом с раскопанным участком в старину находилась церковь Образа, инициатором перестройки которой в 90-х годах XII в. был родной брат Мирошки Внезд Нездинич.

Отец Мирошки и Внезда — Незда известен летописцу как бирич, судебный исполнитель, т.е. лицо совместной княжеско-посадничьей администрации. Он был убит в 1167 г. Об отце Незды и других его предках источники молчат, но во время раскопок 1983 г. на той же усадьбе в слоях начала XII в. была найдена весьма знаменательная берестяная грамота № 613. Она дошла до нас в виде небольшого обрывка, к счастью, сохранившего имя адресата — Ставра. Единственный известный источникам Ставр фигурирует в новгородской летописи под 1118 г. как «сотский», т.е. несомненное лицо княжеской администрации, но его отношение к князю весьма двусмысленно. В указанном году Владимир Мономах разгневался на Ставра, вызвал его в Киев и заточил в тюрьму. Живые подробности этого конфликта народная память сохранила в былине о боярине Ставре Годиновиче. Былинный Ставр хвастается, что «в Нове-городе живу де я хозяином» и издевается над киевскими княжьими боярами:

Ой глупые бояре, неразумные.

Они хвалятся градом Киевом…

А что это за ограда во Киеве У ласкового князь-Владимира?

У меня ли, у Ставра, широкий двор Не хуже будет города Киева.

Несмотря на службу князю, Ставр характеризуется былиной как представитель боярского Новгорода, противопоставляющий себя князю. Возникшая перед нами цепочка имен, ранние представители в которой, будучи новгородцами, состоят на княжеской службе, а поздние руководят боярской антикняжеской политикой, согласуется с выводом об участии местной аристократии Новгорода в контроле за государственными доходами н в их распределении. (Продолжение следует)

 

Нет комменатриев

Оставить комментарий