История Великого Новгорода Часть 14

История Великого Новгорода Часть 14

574

2qИстория Великого Новгорода Часть 14
Что касается правопорядка, то сомнения в его раннем существовании исходили главным образом из двух фактов. Основы русского процессуального кодекса известны исключительно из позднего юридического памятника — «Псковской судной грамоты» XV в. Первый писаный закон, «Русская правда», появляется только в первой половине XI в. Предполагалось, что основные нормы этого закона, в том числе замена кровной мести системой штрафов в пользу государства, формируются только с принятием Русью христианства в конце X в., а до того господствовало обычное право, исходящее из принципа кровной мести и компенсации ущерба только потерпевшему. В ходе раскопок Новгорода была обнаружена берестяная грамота № 531, относящаяся к концу XII в. и подробно описывающая сложное судебное дело. В этом документе отражены именно те нормы процесса, которые были известны лишь по памятнику, на два века более позднему. Уже упомянутые цилиндры сборщиков податей своими надписями указывают на действенность системы штрафов, известной по «Русской правде», однако два из них обнаружены и в слое 70-х годов X в. Из этого следует, что и до принятия христианства русский правопорядок был принципиально сходен с позднейшим.

Особый сюжет новгородских раскопок связан с открытием в слоях рубежа XII—XIII вв. мастерской художника. В слоях этого времени на усадьбе, расположенной у перекрестка древних Черницыной и Пробойной улиц и относящейся к комплексу владений Мирошки Нездинича, были обнаружены остатки большого дома производственного назначения, который имел площадь свыше 100 м2. В развале этого дома, уничтоженного пожаром в 1207 г., в изобилии встречались краски и разного рода привозные минералы- красители, а также многочисленные приспособления для изготовления красок и лаков термическим путем. Здесь же были найдены заготовки для небольших деревянных икон и следы производства бронзовых окладов для них. Свыше двенадцати берестяных грамот содержали заказы на изготовление икон, а в пяти грамотах названо и имя адресата — Олисей-Гречин. Это имя, известное и по летописному рассказу, принадлежало художнику, который, в частности, в 11% г. расписал фресками несохранившуюся церковь Богородицы в новгородском Кремле.

Поиски уцелевших произведений этого художника привели к построению гипотезы о его руководящем участии в создании самого знаменитого комплекса древнерусской монументальной живописи — фрескового ансамбля церкви Спаса на Нередице близ Новгорода, расписанной в 1199 г. большой артелью живописцев, насчитывавшей в своем составе примерно — 10 человек. Главный мастер помимо создания ряда замечательных художественных композиций для достижения единства восприятия ансамбля выполнил все надписи на наиболее от- вественных местах живописи. Совпадение характерных ошибок в этих надписях с ошибками в берестяных автографах Гречина свидетельствует о тождестве Гречина и главного мастера церкви Спаса на Нередице. В ряду ктиторских изображений этого храма кроме патронов константинопольского патриарха Георгия Ксифилииа, киевского митрополита Никифора, новгородского архиепископа Мартирия, иерея Спас-Нередицы Мины (соответственно святых Георгия, Никифора, Мартирия, Мины) имеется и изображение святого пророка Елисея, которое может быть трактовано как изображение патрона художника.

Несколько десятков лет назад выдающийся художник и искусствовед И. Э. Грабарь сетовал на то, что средств преодолеть анонимность великих созданий русского средневекового искусства никогда не найдется и мы никогда не будем знать имен художников, создававших величайшие шедевры живописи. Раскопки отвергли это пессимистическое мнение, обозначив один из надежных путей будущих открытий. (Продолжение следует)

 

Нет комменатриев

Оставить комментарий