# Былой Петербург. Екатерининский век. Промыслы и промышленники. Таможня. Часть 2

# Былой Петербург. Екатерининский век. Промыслы и промышленники. Таможня. Часть 2

498

1fwwE1stZfk
Былой Петербург. Екатерининский век. Промыслы и промышленники. Таможня. Часть 2
В петербургском порту на борт чужеземного корабля подымались купеческие жены. Сходя на берег, предъявляли поставленному таможней стражу недорогие покупки, а в складках своих пышных юбок уносили платки и шали, кружева и позументы и прочие галантерейные прелести. И такие визиты повторяли не раз и не два.

Торговавшие в российской столице английские, немецкие, французские коммерсанты посылали своим корреспондентам на родине соответствующие заказы, и те поручали шкиперу или кому-нибудь из команды идущего в Петербург судна пакеты, обернутые в вощанку — пропитанную воском непромокаемуюткань, заменявшую тогда клеенку. Запечатывали пакет «условленной печатью». По прибытии в порт назначения пакеты незаметно выносили с корабля «в матросских шароварах и в запасных больших их карманах, которые шкиперы и помощники их имеют на подкладках в сюртуках». Контрабандист не знал, кому везет пакет. Он шел в назначенное место, и там его встречал человек, имевший при себе оттиск такой же печати, какой был запечатан привезенный пакет. Моряку вручали заранее оговоренную плату. Благодаря подобной конспирации петербургский получатель контрабанды «не подвергал себя никакому страху».

Некоторые из «заповедных товаров» свозили на берег еще до того, как корабль пришвартовывался у портового причала. Многие капитаны приставали к берегу возле Красной Горки, где избавлялись от части груза — далеко не все, что скрывали от досмотра, можно было унести за пазухой. Удавалось неплохо заработать, сбыв контрабандистам несколько ящиков шампанского или бургундского вина, несколько связок лубяных коробок с дамскими шляпами и других не вмещавшихся в потайные карманы и облагавшихся чрезвычайно высокими ввозными пошлинами товаров. Контрабандисты действовали смело, «паче во время туману, что из бронтвахты усмотреть не можно». Красную Горку петербургские таможенники именовали не иначе, как воровским местом. Утверждали, что все окрестные селения кормятся преступным промыслом. Подумывали, не учредить ли тут таможенную заставу, но в конце концов решили, что это не поможет — корабли будут останавливаться у другой пристани. (Продолжение следует)

Нет комменатриев

Оставить комментарий